ПРАВО ИМЕЮ

  • Статья № 8582
  • 29.11.2021
ПРАВО ИМЕЮ
На информацию по безопасности сделок с недвижимостью сегодня людям жаловаться, как говорится, грех. В последние годы об этом в СМИ написано довольно много статей. Тем не менее, перед покупкой квартиры ряд наших граждан проявляют непростительную беспечность, которая в дальнейшем нередко приводит к печальным результатам. И как иллюстрацией подобной безответственности является данная история.

Молодая семья, продав свою квартиру, стали подбирать для себя новую. Так как продавали сами, без посредников, то и подыскивать квартиру решили самостоятельно. Интернетом владели, поэтому найти нужный объект труда не составило.
Созвонились с хозяйкой и посмотрели квартиру. Понравилась. Документы чистые - первичная приватизация. Поэтому нанимать риэлторов или юристов для проверки истории квартиры они не стали. Решили, что нет смысла тратить деньги.
Несколько лет покупатели жили, как говорится, не тужили. Но однажды на пороге их квартиры появился мужчина, который заявил, что это его квартира, и он будет в ней жить.
- То есть как? – опешили новые собственники. – Мы эту квартиру купили у женщины. Она жила одна, и никаких мужчин в ней не значилось.
- Это моя бывшая жена, - с усмешкой проговорил мужчина. – Меня посадили. Она в скором времени развелась со мной и выписала из квартиры. Потом приватизировала ее на себя и продала вам. Но, как мне сказал адвокат, что я был выписан в колонию временно, поэтому не лишился права на свое жилье.
Он так же мне пояснил, что когда человек попадает в тюрьму, его регистрируют по месту пребывания в колонии (либо в исправительном центре), таков закон (ст. 5, 7 ФЗ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выборе места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»). Решение о снятии с регистрационного учета принимается на основании вступившего в законную силу приговора суда при подаче заявления от заинтересованного лица. Этим и воспользовалась моя бывшая жена.
Новые собственники от такого оборота прямо потеряли дар речи
- Но ваша бывшая жена ничего нам не сказала почему-то о вас, - растерянно проговорили молодые люди.
- Ха, еще бы она сказала, - усмехнулся незнакомец. – Тогда бы вы и квартиру эту не купили. Точно ведь?
- Конечно, не купили.
- Ну вот, потому и промолчала, чтоб купили. Наверное, и уступила немало, - и мужчина устремил свой насмешливый взгляд на молодых.
- Да, скидку сделала, - отрешенно пролепетала женщина. Но сколько уступила, уточнять не стала. Да тому это и не было интересно.
- Вот что, ребята, я пока оставлю вещички тут, а сам пойду с корешами повидаться. Все же 7 лет не виделись, - ошарашил покупателей незнакомец, и стал пристраивать свой нехитрый скарб в коридоре. – И да, дайте мне экземпляр ключей. Не ломать же мне потом дверь, если вдруг вас не будет дома.
- Но как? На каком основании? – возмущенно проговорил мужчина. – Если ваша жена продала квартиру, то обращайтесь в суд и пусть она вам выделяет деньги.
- Ша, малявки. Вы скоро сами пойдете в суд выбивать отданные за квартиру деньги, - грозно проговорил мужчина. - А я здесь был прописан и буду жить!
- А мы где? – глупо проговорила женщина.
- Вы? Не знаю. Можете здесь, а можете и найти что-то другое.
- Как здесь? Вместе с вами? – не скрывая раздражения, проговорил мужчина.
- Ну да. Вы здесь прописаны, и я скоро получу паспорт со штемпелем. И будем жить втроем, - ухмыльнулся мужчина и недвусмысленно посмотрел на молодую женщину.
- Ну, уж нет! Вы меня достали, - крикнул хозяин квартиры, и стал набирать телефон участкового.
Пока ждали полицию, все молчали
Участковый пришел через полчаса. Заметив бывшего зэка, с усмешкой проговорил:
- Что, Василий, оттрубил свой срок?
- Здорово Кузьмич, - бодро бросил мужчина. – Все чисто. От звонка до звонка. Вот справка.
- Ну-ну, - майор покрутил в руках справку и вернул хозяину. – Значит, твоя благоверная тебя кинула. Выписала, квартиру на себя приватизировала, потом продала и смылась.
- Выходит так, - как-то горестно вздохнул бывший зэк.
- Товарищ майор, но мы же купили эту квартиру, она наша. А он говорит, - и указал пальцем на мужчину, - что будет тут жить. На каком основании?
- Ну, не знаю, - развел руками майор. – Он здесь жил, был прописан и, наверное, имеет тоже свое право на квартиру. А вам надо обратиться в суд. Я что, я же не могу его из своего дома выгнать.
- Но квартира-то сейчас наша, и он не должен в ней находиться, - напирал хозяин квартиры на участкового.
- В суд, в суд, ребятки, я тут вам не помощник, - и участковый взялся за ручку двери. Потом он обернулся и погрозил пальцем Василию. – А ты чтоб без глупостей, а то я…..
Вениамин ВЫЛЕГЖАНИН

Комментарий…………………………………

Эльвира Дейнека, начальник юридического отдела АН «ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА»

- В первую очередь нужно отметить, что с вступлением в силу Федерального закона от 31 декабря 2014 г. N 525-ФЗ, в Правила регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства внесены изменения. Из перечня оснований для снятия гражданина с регистрационного учета по месту жительства исключено такое основание как вступивший в законную силу приговор суда в случае осуждения гражданина к лишению свободы.
Теперь, при осуждении к лишению свободы, граждане не снимаются с регистрационного учета по месту жительства, а администрация исправительного учреждения информирует ФМС о регистрации и снятии с регистрации по месту пребывания таких граждан.
Если в описываемой ситуации бывший жилец был снят с регистрационного учета до внесения данных поправок, неправильным было исключение его из договора социального найма.
Право пользования муниципальной квартирой возникает на основании договора социального найма. Временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма (ст. 71 ЖК РФ)
Гражданин, осужденный к лишению свободы, не утрачивает право пользования жилым помещением в течение всего периода отбывания наказания, т.е. его выбытие считается временным.
Прекращение семейных отношений также не влечет прекращения права пользования жилым помещением на основании договора социального найма (ч. 2 и ч. 4 ст. 69 ЖК)
Таким образом, ни выбытие в места лишения свободы, ни прекращение семейных отношений не могло стать для бывшего жильца основанием для прекращения его прав пользования жилым помещением и исключением его из договора социального найма.
Соответственно дальнейшая приватизация жилого помещения должна была быть осуществлена с согласия всех совершеннолетних лиц, имеющих право пользования по договору социального найма (Закон РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-I), в том числе с согласия осужденного.
Из чего следует, что появившийся бывший жилец имел право на участие в приватизации квартиры, несмотря на то, что находился в местах лишения свободы и отсутствие такого согласия является нарушением закона.
Участковый прав, что каждому из участников данной ситуации отстаивать свое право придется в суде.